История агентства

   

лесная сказка.JPG

Школьное  лесничество "Лесная сказка" (скачать.pdf)


Романовское лесничество.jpg

В память об отце Романовского лесничества (скачать.pdf)


Баранов Доржо Жамсаранович.JPG

 Фронтовики на службе лесу "от Белоруссии до Бранденбурга"(скачать.pdf)


Цырендоржиева С.Д. на Всероссийском слете Подрост.jpg

Рулевой юных лесоводов Цырендоржиева С.Д. (скачать.pdf)


Новый рисунок.jpg

«Человек, посвятивший жизнь охране природы …» (скачать.pdf)


     Схема реорганизации органов управления лесного хозяйства Республики Бурятия (скачать.pdf)  


     Началом государственный опеки над лесами послужил указ Императора Павла I (сын Екатерины II) от 26 мая 1798 года. Он повелел учредить особый Департамент по лесным делам.

   Этим указом была подведена прочная основа для развития и преуспевания лесного хозяйства России.

    С тех пор прошло более 200 лет. В 1998 году Россия отметила двухсотлетие установления государственного управления лесами страны. Именно благодаря Государственному управлению лесами удалось за 200 лет не проесть леса, как многие страны, а сохранить лесистость страны, одну из самых высоких в мире.

    На протяжении всей истории России лесное хозяйство управлялось государством, а орган управления имел высший статус в государственной системе управления (от Коллегии в Петровскую эпоху до лесного Департамента в Павловскую эпоху и в последующие времена, Министерство или Госкомитет в советские времена) и обладал достаточными полномочиями для формирования лесного дохода страны в целом.
    Уйдя с лесного рынка в перестроечное время, государство утратило также и возможность в полной мере осуществлять контроль за состоянием и использованием лесов.

   В условиях децентрализации управления экономикой наблюдается очаговое истощение наиболее доступных и выгодных в эксплуатации лесных ресурсов.
   Структура управления лесами Республики Бурятия имеет свою особую историю.

   Так, вспоминает один из старейших лесоводов республики Чирков Павел Николаевич. Выпускник Пермского лесного техникума, в 1924 году он был направлен в Бурятию и назначен помощником лесничего Верхнеудинского лесхоза (Улан-Удэ) Управления лесного хозяйства Наркомзема Бурят-Монгольской АССР. К этому времени и относятся его воспоминания о ведении лесного хозяйства в Бурятии.

   Леса Бурятии в этот период состояли из площадей так называемых казенных лесов и лесов крестьянских, которые находились на площадях земельных обществ. Крестьянские леса не входили в ведение Управления лесного хозяйства Наркомзема БМАССР и считались собственностью соответствующих земельных обществ.

   Управление лесного хозяйства осуществляло своё руководство на местах через лесничества (другого деления не было), которых в пределах бывших границ БМАССР насчитывалось 12, из них: Агинское, Алар-ское, Бохонское, Верхнеудинское, Кабанское, Селенгинское, Троицкосавское (Кяхтинское), Илькинское (Заиграевское), Курбинское, Кульское, Витимское, Баргузинское.
– Таким образом,– вспоминает Павел Николаевич,– в первые годы организации лесное хозяйство Бурятии своё руководство осуществляло через 9 лесничеств, площади которых поистине были огромны, а леса не тронуты рубкой.

   Аппарат управления лесного хозяйства был всего 22 человека. Лесохозяйственный отдел Управления лесами имел годовой план лесозаготовок не более 15-20 тысяч кубометров. В последующие 1928-1929 годы на базе этого отдела была создана первая лесозаготовительная организация «Буракциолес», вскоре преобразован в «Бурлес», далее «Бурлестрест», трест «Бурмонголлес» и далее комбинат «Забайкаллес».
Далее Павел Николаевич рассказывает о Верхнеудинском лесничестве, где он работал и где начал свою производственную деятельность, которое в 1924 году занимало территорию трех нынешних лесхозов, а именно Улан-Удэнского, Иволгинского и Заудинского, а также части Заиграевского, Усть-Курбинского лесхозов.

  Штат лесничества был всего 26 человек, этим количеством людей выполняли работы по охране лесов от пожаров, самовольных порубок и так далее, а также принимали участие в отводе лесосек, в освидетельствовании заготовленных лесоматериалов, мест рубок главного пользования.
Из транспортных средств в лесничестве была одна казенная лошадь, предназначенная для лесничего. Лесная охрана – лесники и объездчики, обязаны были иметь собственных лошадей. Безлошадным помощникам лесничего полагалась оплата за каждый километр проезда по 4 копейки. Всякий проезд надо было оформлять документом, заверенным сельсоветом. Орудиями производства лесной охраны служили топор, пила, грабли, лопата и соха «Красулька» (одноконный плужок), которые имелись не у каждого лесника. Соха применялась при тушении лесных пожаров.
В зависимости от лесорастительных, экономических, транспортных и других условий лесные массивы того или иного лесничества с целью лучшего обслуживания объединялись в лесные дачи, которые рассматривались как лесохозяйственные единицы. Площадь таких дач исчислялась десятками или даже сотнями тысяч гектаров.

   Таких дач в Верхнеудинском лесничестве было 9, а именно Березовская, Онохойская, Саянтуевская, Куйтунская, Агицорокская, Сарамская, Оронгойская, Иволгинская и Уточкинская.
   Лесохозяйственные предприятия планировались по каждой даче и зависели от степени интенсивности отпуска леса. Основным и, пожалуй, единственным мероприятием, которое планировалось – это отвод лесосек под сплошные и выборочные рубки главного пользования. Требования к качеству работ были жесткие. Подготовка лесосек под выборочные рубки требовала клеймения всех подлежащих рубке деревьев отпускным клеймом и надписью порядкового номера отдельно деловых и дровяных деревьев, причем деловые нумеровались красной, а дровяные – черной краской, у пня и на высоте груди.

  Рубки ухода, посев и посадки, закладки питомников и противопожарных мероприятий не планировались. Основным потребителем древесины по лесничеству являлось Верхнеудинское отделение железной дороги, которое заготавливало через частного подрядчика шпалы, мостовые брусья и дрова в общей массе до 40-50 тысяч кубометров.

  Появились зачатки государственных лесозаготовок. Это было кожевенно-мукомольное и лесопильное предприятие «Кожмуколес» Совнархоза. План заготовки древесины не превышал 10-15 тысяч кубометров.
По мере того, как стала развиваться лесная промышленность, част-ные предприниматели по лесозаготовкам стали вытесняться и к 1929 году их не стало.

   Большую роль в эксплуатации лесов Верхнеудинского лесничества имела Талецкая железнодорожная ветка, построенная в лесном массиве «Харь-Усун» в 1913-1914 годах. Этот район являлся местом сосредоточения всех основных заготовителей леса по лесничеству.
Рабочая сила была в большинстве сезонной, после уборки урожая на лесозаготовки направляли крестьян с ближайших сел: Куйтуна, Надеина, Пестерева, Тарбагатая и Куналея; на своих лошадях, со своим фуражом и продуктами они заготавливали деловой лес, пилили дрова, тесали шпалы, брусья и все это подвозилось на лошадях к железнодорожному полотну – Талецкой ветке. Лесозаготовки продолжались осень и всю зиму и заканчивались в марте.

   Развитие лесной промышленности набирало все большие и большие темпы. Лесное же хозяйство резко отставало в своем развитии. В 1928-1929 годах оно было поставлено на службу лесной промышленности.         Лесничества как таковые перестали существовать, вместо них создавались леспромхозы.
   Руководящим органом лесной промышленности в Бурятии стал трест «Бурмонголес», который был подчинен Управлению Востсиблеспрома в городе Иркутске. Лесное хозяйство полностью перешло в ведение лесной промышленности.

   В 30-х годах ХХ века существовал лесной отдел при Наркомземе БМАССР. С 1936 по 1947 год Государственный лесной фонд находится в ведении треста «Бурмонголлес», а леса, расположенные на территории землепользования лесхозов, были в ведении Управления лесами местного значения при Совете Министров БМАССР.

  Бурят-Монгольский государственный трест «Бурмонголлес», имеющий общесоюзный статус, организован в сентябре 1936 года. Он состоял в ведении Главного управления лесозаготовок, сплава и лесного хозяйства и имел своей основной задачей планомерное использование государственного лесного фонда, производство операций по заготовке и сплаву лесоматериалов и дров, механической обработке и переработке древесины и сбыта материалов.

  Существенным толчком для развития лесного хозяйства стал указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 апреля 1947 года. В нем предписывалось образовать союзно-республиканское министерство лесного хозяйства. Передать все леса, находящиеся в ведении министерств и ведомств, краевых, областных, районных и городских исполкомов, за исключением лесов, переданных колхозам на вечное пользование, и лесов сельских общин.
   Вскоре, в конце 1947 года на территории республики было организовано Бурят-Монгольское управление Министерства лесного хозяйства СССР на базе управления лесами местного значения и отдела Государственных лесов треста «Бурятмонголлес».

  В июле 1953 года, в связи с реорганизацией и ликвидацией Министерства лесного хозяйства СССР, Управление лесного хозяйства перешло в ведомство Министерства сельского хозяйства Бурятской АССР и в его составе осуществляло свою деятельность до 1959 года.

  Во исполнение указания Совета Министров РСФСР и последующего Постановления Совнархоза БМАССР от 28 августа 1961года за № 155 на базе ликвидируемых комбината «Забайкаллес», управления Лесснабсбыта и отдела лесного хозяйства было организованно Управление лесной и деревообрабатывающей промышленности с передачей в его ведение предприятий и организаций, ранее подчиненных комбинату «Забайкаллес» и отделу лесного хозяйства Совнархоза.

  30 января 1963 года на основании распоряжения Восточно-Сибир-ского Совнархоза на базе ликвидируемого Бурятского управления лесдрев-прома и лесного хозяйства Бурятского Совнархоза вновь организован комбинат «Забайкаллес» с подчинением Управлению лесной промышленности и лесного хозяйства Восточно-Сибирского Совнархоза.

  В связи с упразднением Совнархозов с 1января 1959 года от комбината «Забайкаллес» отошло лесное хозяйство со всеми лесхозами, создано Бурятское управление лесного хозяйства. Таким образом, с 1959 года в Бурятской АССР были организованы отдел лесного хозяйства Совнархоза, который возглавляет Лопатин Юрий Николаевич, впоследствии директор Иволгинского лесхоза, и инспекция лесного хозяй-ства и охраны леса по Бурятской АССР Главного управления лесного хозяйства и охраны леса при Совете Министров РСФСР для контроля за ведением лесного хозяйства Совнархоза. Инспекцию возглавил один из опытных лесоводов Голубев Василий Дмитриевич.

  Шестилетняя практика такого ведения лесного хозяйства как в Бурятской АССР, так и в целом по стране, дала только отрицательный результат.
Совнархоз и его лесозаготовительные организации использовали полноправное свое положение в интересах основной деятельности – лесозаготовок. Леспромхозы вопросам лесного хозяйства уделяли мало внимания, зачастую в проведении лесохозяйственных работ не участвовали и не несли ответственности за возобновление и охрану леса. Именно в этот период происходило грубейшее нарушение правил лесопользования, допускались большие перерубы расчетной лесосеки, условно-сплошные рубки с недорубами и оставление большого количества древесины на лесосеках.

  В 1965 году, приказом по Главному управлению лесного хозяйства и охраны леса при Совете Министров РСФСР от 16 октября № 347 создано Управление лесного хозяйства и охраны леса Бурятской АССР на базе отдела лесного хозяйства комбината «Забайкаллес» Восточно-Сибирского совнархоза и инспекции лесного хозяйства и охраны леса главлесхозов РСФСР по Бурятской АССР. А в середине 1966 года образовано Министерство лесного хозяйства Бурятской АССР с непосредственным подчинением Министерству лесного хозяйства РСФСР.

  Первым министром лесного хозяйства Бурятии был Георгий Федорович Маслов (на фото). В прошлом году ему исполнилось 90 лет. Его знает вся республика, в первую очередь как первого министра лесного хозяйства Бурятской АССР и управляющего делами Совета Министров Бурятии.
Родился он в городе Камень Алтайского края. Окончил 6 классов и ФЗУ, где получил специальность плотника. В 1939 году закончил Сибирский лесотехнический институт в городе Красноярске, одновременно ему присвоили звание лейтенанта. Направили его в Дальневосточную экспедицию «Гипролестранс». Прибыл в Хабаровск, оттуда на катере по Амуру добрался до строящегося тогда Комсомольска. Там располагался штаб экспедиции, которая была в ведении Комитета госбезопасности.
«На первую свою зарплату, а платили нам хорошо,– говорит Георгий Федорович – купил модную тогда папаху и зимнее пальто. Первого октября 1939 года начались полевые изыскания. На базе нам выдали все, что было необходимо, без ограничения, кроме водки. Нас было два специалиста, я и инженер Иванов, и 8 человек арестантов, уголовников. В день проходили, в среднем, 10 километров. Прорубали просеку, вели теодолитную и нивелирную съемку, периодически делая привязку к истинному меридиану, местами выходили на существующие реперы. Через каждые 25 километров устраивалась промежуточная база, куда на лошадях завозилось все необходимое для экспедиции.

  Жили в двух палатках, зимой в них устанавливали маленькие железные печки. Все это имущество тащили на себе. Мы с Ивановым жили в одной палатке, в другой арестанты. Выдали нам винтовки, в случае неповиновения или бунта нам было дано право расстреливать арестантов на месте. Но до такого не доходило. А вот однажды сами арестанты расправились со своим товарищем. Мы с Ивановым вернулись со съемки и увидели повешенного на сучке арестанта. Спрашиваем, в чем дело? Они отвечают: «А он филонил». Народ был, надо сказать, тяжелый.

   А вот местные жители, которых мы встречали в глухой тайге, нанайцы, гольды были совершенно дикие, но честные. Я долго таскал с собой купленное мною пальто. А потом подумал, что я его таскаю, за такую зарплату куплю еще лучше. Взял и повесил его на дерево, может, кому пригодится. Прошли еще километров 150, на одной из стоянок нас окружили гольды, что-то по-своему ухают, но вид вроде не враждебный. Один из них преподносит мне оставленное мною пальто.

  Тайга там многоярусная и многопородная. С эстетической стороны великолепная, но с экономической труднодоступная. В нашу задачу входило рекогносцировочное определение возможности прокладки транспортных путей и изучение запасов леса. Мы описали порядка 30 пород деревьев и кустарников. Связи со штабом экспедиция не имела, да и, видимо, о нас забыли в связи с началом войны. 12 сентября 1941 года, пройдя за два года около 400 километров от города Комсомольска, мы случайно вышли на военный пост и узнали о Великой Отече-ственной войне, которая шла уже три месяца. Хабаровский военкомат направил нас в Атамановку Читинской области, где формировался резервный танковой полк. Нам разрешили работать на любом предприятии, но ежедневно отмечаться в части».
  Руководство треста «Читалес» с удовольствием назначило Маслова начальником отдела лесного хозяйства. В 1944 году бюро Читинского обкома КПСС приняло специальное постановление в связи с тяжелейшим положением в лесной отрасли. Георгия Федоровича направили в леспромхоз, где всю механизацию представляли лошадь и двуручная пила. Приходилось совмещать роль и начальника, и конюха, и вальщика, и трелевщика.

  В 1946 году началось восстановление предприятий и треста. Маслова вернули в трест, затем назначили главным инженером треста с исполнением обязанностей управляющего. Потом был главным инженером комбината «Забайкаллес», а в 1963 году назначали начальником этого комбината.
  В 1965 году стал министром лесного хозяйства. Начинали с нуля, главное, сформировали работоспособный, квалифицированный кадровый состав аппарата министерства и лесхозов на местах.

  Через 6 лет перевели управделами Совмина Бурятской АССР, где трудился 8 лет до ухода на пенсию.

  Вот уже 60 лет живут они в любви и согласии с Елизаветой Александровной, вырастили троих дочерей, которые подарили им пять внуков и внучек и одного правнука.

  В молодости Георгий Федорович любил голубей. Даже будучи министром его можно было видеть на крыше дома с голубями. Выезжая в районы, брал с собой почтовых голубей и там их выпускал. По возвращении, увидев своих почтовиков на крыше, он по-детски радовался.

  Труд Георгия Федоровича отмечен орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами «Знак почета», тремя медалями «За трудовую доблесть», медалью «За освоение целинных земель» и другими знаками отличия.
С 1965 года практически началось формирование настоящих лесхозов. По существу они создавались на голом месте. Единственно, что имелось – приспособленные здания под конторы, немного жилых помещений. Ни машин, ни инструментов лесное хозяйство от лесной промышленности («Забайкаллеса») не получило. Более того, отсут-ствовали материалы с характеристиками лесов, таксационные описания и картографический материал.

   В 1971 году Маслова Г.Ф. перевели в аппарат Совмина управляющим делами. Министром лесного хозяйства назначили Медведева Н. Е.
Обстановка в лесхозах была трудная. Для организации нормальной работы нужны были, прежде всего, финансовые средства, однако они не были заложены в бюджете. Но зато имелось утвержденное правительством положение, разрешающее использовать прибыль от хозяйственной деятельности для приобретения оборудования, техники, строительства жилья, расширения производства. Это разрешение дало возможность развернуть производственную деятельность. В лесхозах стали создавать цеха ширпотреба по переработке древесины, выпуску товаров народного потребления, пчеловодству, сбору ягод, грибов, кедровых орехов. Лесное хозяйство Бурятии начало использовать бросовую древесину от рубок ухода за лесом и получать за счет этих рубок более полумиллиона кубометров мелкотоварной, низкосортной и дровяной древесины. Эта древесина ранее или сжигалась на месте или использовалась частично на дрова, а чаще всего оставлялась в лесу на месте рубок, так как в непереработанном виде она имеет очень ограниченный сбыт в промышленности и строительстве, являясь в то же время ценнейшим сырьем, идущим на изготовление разных изделий.

  Министерство лесного хозяйства республики в то время придавало большое значение улучшению использования древесного сырья для производства товаров народного потребления и изделий производ-ственного назначения.
    За 1972-1982 годы предприятия лесного хозяйства Бурятии выработали продукции широкого потребления на сумму более 66 миллионов рублей. Для этого использовано 2,5 миллиона кубометров низкосортной древесины, дров и отходов. Выработано и реализовано колхозам, совхозам, школам и другим предприятиям республики 670 тысяч кубометров пиломатериалов, изготавливались теплицы, дома и другие изделия культурно-бытового назначения. При этом получено прибыли более 17 миллионов рублей, что дало возможность укрепить производ-ственную базу и решить жилищную и многие социальные проблемы. На эти цели было использовано 20 миллионов рублей, построено 12 новых цехов по переработке древесины, 16 контор лесхозов, 18 контор лесничеств, 56 пожарно-химических станций, столовые, магазины и другие объекты. В эти годы основные фонды предприятий лесного хозяйства республики выросли в 17,5 раза.
Вся площадь государственных лесов разбита на лесхозы, а они – на лесничества, лесничества – на лесохозяйственные участки (бывшие объезды) и на обходы. На них возложена обязанность ведения и руководства лесным хозяйством на территории гослесфонда, и оказание помощи и контроля по ведению хозяйства в колхозных и совхозных лесах. Государственная лесная охрана имеет форму и знаки отличия.

    После упразднения в 2000 году Министерства лесного хозяйства Республики Бурятия лесная служба республики вошла в состав Комитета природных ресурсов (КПР). Возглавил лесную службу заместитель руководителя Комитета природных ресурсов.

   Лесничество – главная единица лесного хозяйства потому, что работники лесничества всегда в лесу или там, где лесу трудно. Это истинные лесники. Они служат земле и лесу. Важнейшая задача лесничего – рационально использовать древесину, создавать молодые насаждения, воспроизводить леса на вырубках, гарях, прогалинах, повышать их устойчивость против вредных насекомых и болезней, охранять от лесных пожаров и лесонарушений.

   Все лесоводы, и прежде всего лесничие, лесная охрана обязаны контролировать выполнение Лесного кодекса России, правил пожарной безопасности в лесах и правил рубок леса. Все эти и другие проблемы у директора лесхоза и других руководителей лесохозяйственной отрасли. Поэтому говоря о лесниках в широком смысле этого слова, мы должны помнить, что кроме соб-ственно лесничих по должности, основу лесного хозяйства составляют и лесники, и лесные рабочие, и лесоустроители, и лесные пожарные, и работники лесной науки, и многие другие.
В народе всех работников лесного хозяйства зачастую называют просто лесниками или лесничими. Главное, что объединяет их – это любовь к лесу. Каждый, кто посвятил ему жизнь, достоин доброго слова и памятной записи в виде очерка или рассказа о его благородных делах. Работников лесохозяйственной службы сегодня объединяет лесное ведомство, именуемое Федеральным агентством лесного хозяйства России, а в Бурятии – Агентство лесного хозяйства по Республике Бурятия. Лесохозяйственная служба в нашей республике ныне объединена в 37 лесхозов, работающих в лесном хозяйстве около 3,5 тыс. человек, в том числе 170 лесничих, 240 мастеров леса и 1640 лесников. Леса республики обслуживают филиал ФГУ «Рослесозащита» «Центр защиты леса Республики Бурятия», Забайкальская база авиационной охраны лесов, Байкальская лесная опытная станция, Бурятская зональная лесосеменная станция. В пределах Тункинского административного района создан национальный парк прямого подчинения Федеральному агентству лесного хозяйства России, а в Баргузинском районе – Забайкальский национальный парк.

   В республике лесохозяйственной деятельностью занято около 4 тысяч человек, поэтому в этой книге отметить пришлось немногих, о ком не смогли упомянуть – просим извинения.

   В написании и издании этой книги принимали участие специалисты и руководители лесхозов. Всем им низкий поклон за это благородное дело.
В книге упомянуто порядка 750 имен в очерках и рассказах о ветеранах лесного хозяйства, но это далеко не все… Данная книга, надеемся, положит начало регулярному подобному изданию, по мере накопления материалов, чтобы нынешнее и будущие поколения республики знали о них и помнили. Иначе нельзя. Потому что лес растет очень медленно, а человек живет мало, кроме того, каждый, кто приходит к власти, обязательно начинает с реорганизации. Так уж, видно, на Руси повелось.

  Эти преобразования начинаются у нас почему-то с лесного хозяй-ства, одним росчерком пера, которые, как правило, ничего, кроме вреда, не принесли.

   Но реорганизация лесного хозяйства ее не закончена, будем надеяться на дальнейшие положительные решения.

   Возникает сомнение, так как разработку и доработку Лесного кодекса поручено делать министерству экономического развития и торговли без участия ученых лесоводов, а министр экономического развития Герман Греф и его заместитель Андрей Шаронов – главные разработчики Лесного кодекса. Основной формой лесопользования они предлагают аренду.

Минэкономразвития, судя по проекту Лесного кодекса, автором которого они являются, готово опустынить лесные территории страны, поэтому главной идеологией кодекса стали продажа и аренда лесных участков, смена хозяина леса – лесника на частного собственника и арендатора. В нынешней ситуации отдать лес в частные руки рискованно и опасно. По данным средств массовой информации, сегодня во всем мире только 20 % лесов принадлежит частным компаниям и частным лицам, а в такой лесной стране, как Канада, 95 процентов лесов – государственные. Как показывает зарубежный опыт, государственная собственность и государственный контроль являются необходимым и наиболее эффективным механизмом сохранения лесного фонда. Проект Лесного кодекса составлен так, что он в большей степени защищает права собственников и арендаторов. Авторам проекта кодекса и тем, кто голосует за предложенный кодекс, не следует игнорировать тот факт, что лес является сложнейшей биологической системой, требующей профессионального, исключительно бережного отношения. Если в новом Лесном кодексе не будет решен вопрос, кому можно доверить аренду, да и продажу лесных участков, последствия непрофессионального использования будут плохими уже в ближайшие годы.
    Лесоводы Бурятии считают, что земля, вода, лес и воздух не могут быть в частной собственности. Это может серьезно повредить экологическому равновесию в зоне озера Байкал.

   Часто возникает вопрос: а как там, за рубежом? В Америке, Финляндии, Швеции, Норвегии и в других странах? С таким вопросом Российская «Лесная газета» за сентябрь 2005 года № 32 обратилась к академику Россельхозакадемии, доктору сельскохозяйственных наук, профессору, заслуженному лесоводу Российской Федерации Писаренко Анатолию Ивановичу. Сильно ли различается ведение лесного хозяйства в России и США?

   В принципиальных подходах,– ответил Анатолий Иванович,– по ведению лесного хозяйства у нас есть одна большая разница. Более ста лет тому назад, ещё в позапрошлом веке, американский президент Теодор Рузвельт выразился так: «Америка будет существовать, если будет развиваться лесное хозяйство». Такая позиция нашла выражение в том, что тогда в США старались выкупить леса у частных владельцев и переводить их в государственную собственность. И насколько я помню,– говорит Анатолий Иванович,– три последних президента Америки уже в наше время придерживаются такой же тактики. Этот процесс происходит не только в Америке, но и в Финляндии, Швеции, Норвегии и в других странах.
Все, что делается в американских лесах, делается под эгидой государственной лесной службы, даже вопросы рубок в частных лесах. Вообще для лесного хозяйства во всех лесах, и частных, и государственных, есть различные ограничения в соответствии с установленными государственными нормами.
В нынешней ситуации отдать лес нашей страны в частные руки, как это предлагают разработчики Лесного кодекса, является невзвешенной, недальновидной, более того, опасной политикой.

   Мы же сегодня непродуманными реформами в лесном деле значительно навредим экологическому равновесию в зоне озера Байкал, потеряем все, что имели когда-то, до 1991 года.

   Хочется закончить предисловие словами из стихотворения нашего земляка Фирса Федосовича Болонева:
Когда на лиственнице нашей
Вставали гордо города,
Когда хранителями пашен
Леса вставали у пруда,
И птичьих трелей переливы,
И шум листвы от ветерка,
Густые радовали нивы,
И исчезала грусть-тоска.
А нынче в дремлющей России
Объят пожаром отчий край.
Но спят народные витии,
Земля лишается добра.
Лесник же в горестном бессилье
Всадил топор по обух в пень…
Когда же проснешься ты, Россия,
Когда наступит светлый день?!

   Да, пора проснуться. Правительству страны необходимо на российском уровне провозгласить общенациональную идею – за здоровую природу, за культ природы, а пока что мы не ценим того, что имеем: удивительный мир Байкала, само озеро, животный мир, тайгу, минеральные источники. Нам не хватает чувства патриотизма, глубокого понимания особенностей взаимоотношений человека и природы.

   Лесохозяйственной деятельности надо дать приоритетное направление на государственном уровне, а лесоводам дать возможность заниматься своим благородным делом.

  • Республиканское агентство лесного хозяйства

        Республиканское агентство лесного хозяйства (далее - Агентство) является исполнительным органом государственной власти Республики Бурятия, осуществляющим нормативно-регулятивные, исполнительно-распорядительные функции, функции по предоставлению государственных услуг, использованию и распоряжению лесами, их охране, защите и воспроизводству, правоприменительные функции в сфере лесных отношений, функции по федеральному государственному лесному надзору (лесной охране), федеральному государственному пожарному надзору в лесах в пределах предоставленных органам государственной власти Республики Бурятия полномочий